ВОЗМОЖНОСТИ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ИНТЕЛЛЕКТА

Автор: Zeke · Дата: 5 сентября 2010 · Прокомментировать

ВОЗМОЖНОСТИ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ИНТЕЛЛЕКТА

Пожалуй, трудно найти сейчас человека, занятого в любой сфере умственного труда, которого бы не интересовали в той или иной мере пределы его духовных и физических возможностей.
Но почему именно в наше время так возрос интерес общества к интеллектуальному потенциалу? Причин тому много. Все они, однако, так или иначе связаны с последствиями совершающейся на наших глазах научно-технической революции. Одно из них — информационный взрыв. Все ускоряющийся рост объема информации вообще и так называемой проблемной информации в особенности о нерешенных проблемах и задачах затрудняет, а подчас делает невозможным выбор наиболее полезных обществу направлений научно-технических решений.
Есть ли выход из этой ситуации? Возлагались большие надежды на организацию информационных служб. И они действительно облегчили научную деятельность. Однако число открытий в мировой науке не растет пропорционально приросту перерабатываемых информационными службами сведений. Обнаружилось также, что не все пользуются услугами информационных служб. И это потому, что, как писал Р. Эшби: «...шум, по существу, не отличим от любой другой формы разнообразия. Установить различие между сообщением и шумом можно только в том случае, когда имеется некоторый получатель, решающий, какая информация имеет для «его значение». Тот человек, для которого осуществляется селекция и реферирование, должен сам определять, что является для него информацией, а что «шумом». В таком случае возникает вопрос: как отбирать или реферировать литературу для научных исследований? Ведь если для одного ученого это информация (сообщение), то для другого шум. Выходит, что в каждом конкретном случае надо знать намерения исследователя.сканирование мозга
Расширение наших возможностей с помощью компьютера не снимает, а обостряет проблему изучения и реализации резервов человеческого интеллекта. Бесспорно, без «думающих» машин браться за многие современные научные и технические проблемы, требующие гигантских расчетов, попросту бессмысленно. Но именно развитие и использование в практике кибернетических устройств предопределили возникновение острой потребности разобраться в возможностях человеческого интеллекта. Зависимость между ростом «интеллектуальных способностей» машины и возрастанием требований к мышлению человека, работающего в человеко-машинных системах, уже обнаружена, описана, и даже сделаны прогнозы, как именно увеличится нагрузка на мозг человека в связи с прогрессом «думающих машин» через 10, 20 и 30 лет. Принципиальную же сторону проблемы предельно четко сформулировал основоположник кибернетики Н. Винер. «Если мы требуем ума,— говорил он,— от машины, то от самих себя мы должны потребовать еще большего ума».
Наблюдениями выявлено, что некоторые особенности человеческого мышления, вполне допустимые и полезные при одних условиях, превращаются при других условиях в свою противоположность. Научно-техническая революция обнажила эту тенденцию внутренних помех человеческого мышления. Проанализируем для примера некоторые «из них.
Глухота специализации. В чем ее суть? Нередко отличный специалист, многократно участвующий с успехом в узких научно-технических разработках, оказывается беспомощным перед проблемами, которые носят комплексный многоотраслевой ха-рактер. Утрачивается панорамное видение объекта своей науки и объекта науки в целом. (Утратил, если, разумеется, имел такое представление. А может быть, это неумение системно смотреть на мир он вынес из вуза?) Это далеко не безобидное явление. Замечено, что с ростом в науках числа комплексных проблем увеличивается процент случаев отказа от их решения или задержек в сроках решения именно из-за узости профессионального сознания специалистов.
Другой пример. Более 80 процентов из всех впоследствии использованных нововведений специалисты отрицают в момент их появления как «противоречащие установленным законам» и потому «нереальные». В чем причина? Специалистов, занятых в различных сферах умственной работы, можно разбить на две группы.
Первая группа. Ее составляют люди, которые с годами утрачивают способность творчески подходить к новым проблемам. А. Кларку принадлежит объяснение одной из причин этой зависимости: шестерни воображения (без которого не обходится никакая творческая работа.) с увеличением эрудиции начинают вязнуть в избытке знаний. А может быть, здесь другое объяснение — просто действие силы инерции, привычки, закрепленные годами приемы и методы работы?
Другая группа — люди, которые умеют управлять своими знаниями: они могут решать проблемы уже апробированными ме-тодами и подходить к проблеме с принципиально новых позиций.
Автор статьи был участником организации следующего эксперимента.
Двум группам конструкторов предлагалось разработать принципиально новые схемы станков определенного назначения. Одна группа — специалисты в той именно области, для которой надо было проектировать станки. Другая — специалисты такого же ранга, но ранее не работавшие со станками данного профиля. Вторая группа дала около 70 процентов оригинальных схем для конструирования станков. И лишь тридцать процентов выпало на долю первой группы. А что, если их поменять местами? Те, кто дал в первом случае 30 процентов оригинальных предложений, теперь, когда они пришли в чужую область и, следовательно, стали дилетантами в ней, предложили 70 процентов оригинальных схем станков. Вторая же группа, которой теперь поручили создавать новые схемы станков в их собственной области (они уже здесь эрудиты), дала всего 30 процентов. (Заметим, что и первая и вторая группы — это были высококвалифицированные специалисты.) Можно ли это объяснить избытком эрудиции или тут действует сила инерции, привычки? А может, перестали сказываться привычные приемы и представления?
Довольно часто подобную ситуацию в науке называют кризисом идей. Но это скорее не столько кризис идей, сколько кризис людей, которых не обучили способам управления собственными знаниями в соответствии с требованиями разных проблемных ситуаций.
Может быть, мы находимся на пределе наших интеллектуальных возможностей? Казалось бы, симптомы убедительны: утомление от напряженного умственного труда, неспособность охватить мысленно большие массивы сведений и сделать сколь-нибудь твердые и обоснованные выводы, возрастание числа ошибок при решении сложных задач, вечная спешка в ходе освоения новых знаний и хроническая прогрессирующая неспособность узнать «все», увеличение числа неврозов как свидетельства краха нервной системы, не справившейся с решением трудной задачи, уменьшение доли крупных изобретений в общем массиве изобретений, сужение диссертационных тем кандидатских диссертаций при постоянной нехватке времени на их завершение, уставание наших детей от занятий в школе по новым программам и явное отставание от них родителей, пытающихся им помочь при выполнении домашних заданий. Эти симптомы существуют, гипнотизируют, подчас делают людей пессимистами, уменьшают и без того малые, как представляется некоторым, шансы на успех в сфере интеллектуальной работы.
И, тем не менее, наука утверждает: возможности человеческого интеллекта колоссальны. Все дело в том, чтобы научиться их использовать.
Наблюдаемые случаи несоответствия нашего интеллекта требованиям современного уровня познания — первый слой на вершине пирамиды познания.
Исключительные способности людей, превышающие «норму» в десятки и сотни раз — чудо-счетчики, случаи «абсолютной» памяти, чтение с «бешеной» скоростью при большом проценте запоминания и т. д. и т. п.,— нормальное явление. Все естественное познаваемо. Все, что может быть познано, может быть как-то использовано. Мы сейчас приближаемся к той границе насыщения знаний о мозге, когда становятся вполне вероятными открытия механизма возникновения и реализации исключительных способностей людей. Но пока этого нет, приходится довольствоваться уже совершенно точно установленными сведениями о том, что умственная нагрузка всегда падает на сравнительно небольшую часть нервных элементов коры головного мозга, что одновременно работает лишь несколько миллионов нейронов коры, а миллиарды бездействуют.
Воздержимся от выводов. Отметим лишь, что те именно люди, которые стояли на высшей ступени лестницы интеллектуального развития, те, кого энциклопедические словари всего мира называют одинаково или почти одинаково — гениями, интуитивно нащупали механизм использования своих интеллектуальных резервов.
Значит, надо изучать приемы, методы, средства, какими работали эти люди.
Где ключ к реализации мыслительного потенциала?
Одним из моментов современной научно-технической революции является создание мощных внешних усилителей умственного труда — компьютеры. Но их применение, как и применение других внешних средств повышения продуктивности интеллектуальной работы не решает, а лишь отодвигает многие проблемы в этой области. Необходимо коренное изменение самого интеллекта, способов интеллектуальной работы.
Много лет уходит на изучение какого-либо иностранного языка. Но подобный результат может быть получен за несколько месяцев на основе использования методов интенсивного обучения языкам.
Человек читает со скоростью, скажем, 150 слов в минуту. Но известна методика.
с помощью которой скорость чтения может быть повышена в 10—20 раз (уже более 700 тысяч человек в мире обучены скоростному чтению.)
Природная способность к изобретательскому творчеству — особенность не очень многих людей. Но имеются способы, в десятки раз ускоряющие процессы получения изобретательских результатов практически любым грамотным специалистом.
Появились работы, которые вскрывают противоречивый характер традиционного обучения (обучение и развивает и тормозит развитие способностей). Предлагается так называемая интеллектуальная гимнастика, специально предназначенная для развития и совершенствования интеллектуально-психологических качеств личности.
Двадцатый век принес практическое подтверждение тому, что «мощность» коллективного интеллекта — так называемое интерперсональное мышление — много больше «мощностей» отдельных индивидуальных интеллектов, в него входящих.
Перечень можно было бы продолжить. Но нам важнее сейчас подчеркнуть принципиальную сторону дела. На основе достижений нтр идет процесс усиления человеческих интеллектуальных возможностей с помощью внешних технических и иных средств. С некоторым отставанием от него (отставанием в применении) развертываются научные исследования и практические работы по вскрытию и реализации внутренних интеллектуальных возможностей людей. Этот процесс — естественное продолжение научно-технической революции, расширение ее сферы на ту область, от изменений которой зависят как темпы, так, быть может, и характер самой научно-технической революции.
Вряд ли можно будет об этом периоде говорить как об «интеллектуально-психологической революции», как это делают некоторые авторы. Вероятно, это прямое и логическое продолжение всей цепи «новейших» революций, которые начались еще на рубеже 20 и 21 веков сначала в физике, потом распространились на другие отрасли науки и техники, получив название научно-технической революции. В дальнейшем они должны неизбежно захватить в свою орбиту и самого человека, его интеллект, его психику.

Рубрика: Проблемы современного мира ·  

загрузка...


Оставить комментарий или два